Без риска быть... / «Живое Слово» / Юля Миронова / Николай Доля / Американка Must Die

Юля Миронова, Николай Доля

Американка


Предыдущая Версия для печати

Глава 2. Вразнос

Лишь тот что-то значит, кто что-то любит. Не быть ничем и ничего не любить — одно и то же.

Людвиг Фейербах

За эти несколько дней Юля только один раз попала на море, и это было около трех часов ночи. Юля даже купальник не надевала, разделась и, как была нагишом, плавала, пока не рассвело. Это было в ночь на субботу. Она только вечером приняла решение, а вода смыла все ненужное, упорядочила то, что было положительного. Выйдя из моря, Юля посидела на берегу, высохла и пошла в свой номер. Под душем она смыла соль, которая осталась на всем теле. Юля даже подремала, может, чтобы силы накопились, а может, чтобы ушли лишние.

У нее была одна цель — мужик! Сегодня же. Надо же проверить, насколько права была Цветаева: «Мужчина после женщины — какая чистота!» Хоть какая то подсказка. Ведь только уцепившись за эту мысль, Юля придумала сегодняшний план, детали которого собиралась корректировать по мере его осуществления.

Юля очень рано появилась в столовой, и за своим столом она снова была одна, Лены со Стасом не было, как и в предыдущие три дня. Юля даже не притронулась к еде, она вернулась к тому, с чего начинала — со сканирования контингента, будто никогда и не было Светы. «И где же они, эти мужчины? Много не нужно. Один!» Молодые придурки, наверное, только вернулись с гульбищ в санаторий после веселой ночи — с них толку не будет. Вот идет один... как раз тот, что в ресторане подкатывал... Но, только увидев ее взгляд, он отвернулся, да и сел так, чтобы, не дай Бог, еще раз с ним не встретиться. Итак, кроме того самого интересного мужчины, что она заметила в первый день, все также сидевшего с той же крашеной блондинкой — никого подходящего не нашлось. «Драку заказывали? Нет... Плевать, заплачено!» Значит — этот, и никуда он не денется. Действовать Юлька решила по обстановке, а там, как получится. Она сидела за столом, так и не притрагиваясь к завтраку. Есть не хотелось совсем, да и жертва нашлась.

Юле вдруг захотелось, чтобы он обратил на нее внимание. Стоило ей только об этом подумать, как он обернулся, быстрым взглядом окинул зал и нашел Юлины глаза. В ответ на малейшее движение вверх уголков губ Юли, он расплылся в улыбке. Он отключился от своей беседы, от завтрака, от этого мира. Это продолжалось довольно долго. Крашеная любовница позвала его, он не отреагировал, она тронула его за неподвижную руку, застывшую на весу, — бесполезно, она перехватила его взгляд и гневно посмотрела на Юлю. Уголки губ Юли опустились чуть вниз, что произвело на действующих лиц неожиданное действие: у дамочки не только пропал гневный взгляд, но и промелькнул испуг; у мужчины исчезла улыбка, и он вышел из ступора. Они вернулись к своему завтраку, будто ничего и не произошло. Понятно — у него, но даже у блондинки пропало желание ругаться или выяснять отношения, она поняла, что стоит только начать, и сразу же она его потеряет. А так, есть шанс продолжить отношения, ведь та девушка... за соседним столом их отпустила, хотя бы временно.

А Юля думала о том, что человек жил сам по себе, и не замечал ее целую неделю, но стоило ей захотеть обратить на себя внимание, как он сразу же и обратил. И для этого, оказалось, не надо больших усилий, надо было только захотеть... сильно. Но еще больше ее поразила реакция девушки. Неужели Юля посмотрела на нее так, как когда-то смотрела Света на незваных ухажеров? Если это было так, то перспективы широчайшие. Так можно не только этого мужика совратить, но и саму блондинку. Вне зависимости от ее пристрастий и опыта. «Вот и славно! Теперь надо сделать так, чтобы она меня с ним познакомила, а кого выбрать — я потом решу».

Юля взяла вилку и принялась за еду. Но вдруг возникло новое обстоятельство, которое сразу внесло коррективы в только что принятый план. В дверях столовой появились Лена со Стасом. У Юли коварно мелькнула мысль: «Вот, еще один,— но тут же опомнилась:— Нет, нельзя... они уже и так слишком много знают. А, может, это как раз мне на руку? Меньше объяснять придется».

—Доброе утро, Юля,— поздоровалась Лена.

—Привет, Юль,— улыбнувшись, поздоровался Стас.— А ты чего одна? Куда это вы запропастились? Я хотел спросить у администрации, не случилось ли чего, пока тут нас не было.

—Здравствуйте,— Юля принужденно улыбнулась.— Ничего не случилось.

—Как это не случилось?— допытывался Стас.— А Света где?

—Света уехала...— еле слышно произнесла Юля, опустила голову, и из ее глаз закапали слезинки одна за другой.

—Как это уехала? Даже не попрощалась?— не унимался Стас.

—Стас, прекращай!— одернула его Лена,— ты не видишь, случилось. Вы расстались?

Юля смогла только согласно кивнуть головой. И умоляюще посмотрела на ребят:

—Простите...

Юля даже не играла. Она просто вывесила в своих глазах нечто наподобие флага: «Help», на который Лена со Стасом не могли не отреагировать. И хотя завтрак проходил в гробовой тишине, минут через пять супруги глазами и жестами договорились до того, что решили помочь девчонке, иначе она совсем пропадет. К тому времени и Юля немножко успокоилась.

—Чем собираешься заниматься сегодня?— спросила Лена, когда Юля в очередной раз оторвалась от тарелки.

—Не знаю пока.

—А на пляж с нами пойдешь?— предложил Стас.

—Я... я... не знаю... Вдруг там...— Юля совсем опустила глаза. Ей хотелось, но вдруг там еще остались следы той такой давней и такой совсем, оказывается, недавней порки.

—А-а-а... У тебя же это,— понимающе произнесла Лена,— я совсем забыла. Я бы предложила свою помощь.

—Спасибо.

Разговор снова умолк, и до конца завтрака так и не было произнесено ни одного слова. Но, выходя из столовой, Лена снова взяла инициативу в свои руки, ей пришла идея: у нее же есть подходящий купальник, третий. Она его на всякий случай взяла, а здесь купила новый. Так что этот закрытый, она ни разу и не доставала из сумки. Он и не для такой жары, и уже не очень модный, но для данного случая вполне может сгодиться.

—Слушай, Юль, у меня есть то, что надо. Только бы тебе он не был велик.

—Мне? Твой? Не думаю. Ты же...— Юля хотела сказать, что фигура Лены не слишком уж и отличается от Юлиной.

—Ладно-ладно, не придумывай. Я знаю, что он на размер больше, чем надо... Или ты совсем не хочешь на пляж?

—Хочу,— Юлька понарошку сделала обиженную гримасу, а про себя подумала: «Дело движется в нужном направлении».

—Пошли,— Лена только отошла от Стаса не несколько шагов и сразу же спросила:— Может, ты расскажешь, что у вас произошло?

—Да я же говорила — ничего. У Светы отпуск закончился, и она уехала.

—А дальше?

—И дальше — ничего. Лучше бы она меня тогда убила, я третьи сутки лежу, реву, ничего делать не могу и не хочу. Представляешь?

—И вы даже не договорились встретиться?

Юля отрицательно покачала головой.

—А надежда хоть есть?

—Я даже «До свидания» не смогла ей сказать. Так и расстались молча.

—Ты знаешь, Юль, я еще в тот вечер, как мы были у вас, сказала Стасу, что вы расстанетесь, Света сломалась.

Юля молчала.

—Юленька, все будет хорошо. Пройдет время, и ты забудешь все. А сейчас надо тебе отвлечься, развлечься. Ты меня понимаешь?— с сочувствием говорила Лена.

—Да. Спасибо тебе!

Как только попали в номер, Лена прижала Юлю к себе, она уже не хотела ее от себя отпускать. Хотела только защитить, как маленькую девочку, от всех опасностей. Она чувствовала, что может сделать это, она очень хотела этого. А Юля, опустив глаза, думала о том, что с Леной она уже сегодня найдет общий язык. Хотя надо ли ей все это? Зачем ей эта женщина? Может, лучше с чужими? А, может, оставить все как есть?

—Ну, что ты?— спросила Лена

—Мне как-то не удобно, мне кажется, я вам буду мешать.

—Так! Прекращай! Мне надо развлечься. Ты мне составишь компанию?

—Да... Только ты меня одергивай, когда заметишь кислую морду. Хорошо?

—Чтобы этих слов я больше от тебя не слышала! Про такое симпатичное лицо говорить «морда»? Тебя за это надо по попке отшлепать,— Лена улыбнулась, Юля улыбнулась вслед за ней.

Лена нашла нужный купальник:

—Посмотри. Он, конечно, не супер-пупер. Но... смотри какие трусики шортиками. Тебе сейчас только такие и подойдут.

Юля молча раздевалась, рядом раздевалась Лена. Они, смущаясь, поглядывали одна на другую. Лена возбуждалась. Ей хотелось прямо поцеловать Юльку, но она не решилась даже посмотреть на нее открыто. Юля надела купальник раньше Лены. Она подошла к зеркалу и вдруг почувствовала, как пальчики Лены скользнули по ее бедрам. Юля невольно вздрогнула, ягодицы напряглись. Но пальчики только одернули шортики и, преодолев все искушения, оставили ее.

—Вот так — совсем нормально,— не своим, взволнованным глухим голосом произнесла Лена. Юля повернулась к ней, и они обе покраснели, и обе, отведя взгляд, стали быстро одеваться дальше. Через пару минут, когда Лена закрывала дверь, Юля вспомнила...

—Лен, ты знаешь... я... у тебя свое белье оставила.

—Ты думаешь, украдут? Ничего, подобного. Куда-нибудь положат на самое видное место. И все,— Лена уже немного успокоилась, она вовремя остановила себя, иначе, они бы совсем не вышли из номера.— Потом заберешь... Я так думаю!

В холле их встречал Стас.

—Быстро вы. Я думал, придется полчаса вас ждать.

—Ну, чего ты? Заждался, что ли?— Лена чмокнула мужа в щеку в знак компенсации, в знак примирения.— Пошли, а то я уже вся мокрая.

По дороге на пляж Лена делилась впечатлениями об их отдыхе на Утрише:

—Знаешь, Юль, я никогда раньше не была на нудистском пляже, а там на Утрише — не пляж... там так живут. Все голые с утра до вечера, одетым бывает только один человек один раз в день, и тот почтальон. Только в первые сутки я ловила на себе заинтересованные взгляды, или они мне такими только казались, потому что сама смущалась. А потом, то ли я привыкла, то ли ко мне привыкли, но мне уже стало не хватать заинтересованных взглядов на меня, как на женщину... тем более, как на голую женщину. Даже Стаса стало труднее возбудить. Вот знаешь, Юль, идешь по городу, ветер подует, задерет юбку — непроизвольно же закрываешься, опускаешь подол. А там... хоть все напоказ выставляй — никто и внимания не обратит. Да были бы мы одни! Там такая красота, такая чистая вода, что казалось, что мы в раю земном... Но ведь были и неприятные моменты: добираться четыре часа пешком, наркоманы на каждом шагу, всю ночь по берегу бегают голые люди, танцуют под бубен, прыгают через костер... Это посторонние, а свои... Блин... Готовит кто-нибудь обед, руки об задницу вытрет и дальше продолжает... и только бы они, так и я сама такая же... А потом это есть еще надо. И ела же! И если в целом, мне не понравилось. Теперь надо отдохнуть от этого отдыха, развлечься как-то.

Юля слушала и думала: «Да развлечемся! Смотри, чтобы потом жалеть не пришлось». Но вслух ведь этого не скажешь. А Лена со Стасом снова начали выяснять отношения, что, мол, зря Ленка повелась, и в следующий раз... Потом извинялись оба, старались заключить мир, но все у них получалось как-то неуклюже, а это вело к новому раздражению. Юля поняла, что пора менять свой знак «Help» на что-то другое. На что поменять, нашлось довольно быстро. Что ей было нужно?

«Хочу!» — вот этим Юля и жила следующие три часа. Сначала они купались, Юля разговаривала то с Леной, то со Стасом. Потом решили приобщиться к «нормальному» южному отдыху — картам, «в дурака». Стас предложил играть не просто так, а на приз: кто проиграет три раза подряд, тот должен выполнить желание одного из выигравших. Всем понравилось, особенно Юле. Так получилось, что Стас перевел ее внутреннее желание во внешнее. Конечно, перевод был не совсем точен, но какая разница, слово произнесено и крутится в голове, значит, работает на выполнение Юлиного желания.

Поначалу Юле трудно давались правила, которые она порядком подзабыла с того времени, когда в последний раз играла, но потом — освоилась. А помимо игры они же еще и переговаривались, и купались в перерывах. И стоило только Юле как бы нечаянно чуть коснуться рукой или ногой Стаса, как он немедленно на это реагировал. А еще и слова, которые своей бесстыдной двусмысленностью раньше могли бы заставить ее покраснеть, теперь сами слетали у нее с губ, выводя из равновесия и Стаса, и Лену. Думая о чем-то более интересном, чем игра, Лена стала играть хуже. И хотя Юлька уже играла только на нее, помогая изо всех сил, Лена, все-таки, проиграла — три раза подряд.

—Твое желание,— галантно предложил довольный Стас Юльке.

Юля внимательно посмотрела на Стаса, потом перевела взгляд на Лену. Она увидела ее горящие глаза, украдкой брошенный на мужа взгляд, потом, еще явственнее — ее желание. Лена еле заметно кивнула Юле в знак согласия. Решение Юльке пришло мгновенно:

—Нет, так не пойдет. Почему — мое?— также галантно отказалась Юля.— Это твоя жена, твое и желание. Я — потом, если можно.

—Тогда она его должна обязательно выполнить,— ухмыльнулся Стас,— но только не здесь же.

—А... Понимаю, понимаю,— одобрительно сказала Юля, будто уже знала, каким это желание будет для Лены. Но тут она увидела, что глаза у Лены сделались, не то, что недоуменными, а просто офигевшими: «Как?!! Разве ты можешь меня отдать ему???»

—Сговорились? Ладно-ладно,— собираясь с мыслями, сказала Лена. Она не ожидала такого от Юли, она же ей почти открыто все сказала. Но почему вдруг так?.. И сразу же опомнилась: «А что она вот сейчас при Стасе должна была сказать: «Я тебя хочу!» Да? И что потом? Нет, правильно она поступила. Умница! Надо и мне сыграть свою роль правильно». Лена, угрожающе кивнула головой и, бубня что-то свое под нос, стала раздавать карты.

То, что желание Стаса будет чисто сексуальным, да еще в какой-то неприемлемой для Лены форме, Юля уже не сомневалась, она же видела, как хитро он ухмылялся, поглядывая на жену. Но самое главное, что Юля поняла, они оба хотят секса. Они правильно перевели ее желания на свой язык. У Юли появился выбор... Но зачем?.. А они, казалось, видели только ее внимание, направленное на каждого из них, и совершенно не замечали, что Юля и с другим заигрывает точно так же. И в карты оба стали играть хуже, и Юля как играть так, чтобы они проигрывали и проигрывали. Стас бесился, что ему перестала идти карта. Он привык выигрывать! Его игра должна была быть только на выигрыш!

Только когда Юле надоело играть, Стас предложил прекратить, все с облегчением вздохнули. По результатам игры Стас должен был выполнить четыре желания, Лена — пять, а Юля осталась чистой — никому ничего не должна. Стас предложил половину своих желаний Юле, но она отказалась:

—Стас, меня дурацкие кукарекания из-под стола не прикалывают, а на большее я сама не решусь. Сами разбирайтесь. Ладно, мне надо еще одно дело успеть сегодня. После обеда вы идете на пляж?

—Сразу после столовой,— улыбнулся Стас.— Я надеюсь, ты нас не бросишь?

Юля только покачала головой... Можно было сказать: «Куда ж вы теперь денетесь... Лампу терли, желание загадывали?»— но она просто улыбнулась и ушла.

—Лена, а ты помнишь, обещала...— Стас был доволен, он наклонился и что-то шепнул на самое ушко Лене, от чего та вся сжалась. В глазах промелькнул испуг, она вздохнула и сказала:

—А что поделаешь? Я согласна.

—Что, на все согласна?— передразнил Стас.— Я прямо сейчас хочу.

—Здесь?— чуть не крикнула возмущенно Лена. «Ты совсем с ума сошел?!!»

—Нет, конечно,— успокоил ее Стас.— Не здесь, в номере. Пойдем, а то к обеду не успеем.

==========

На обед в столовую Лена со Стасом пришли уставшие, но удовлетворенные. За столиком они смущенно отводили взгляды, будто что-то натворили. Каждый себя считал чуть-чуть виноватым перед Юлей, чуть-чуть ей обязанным. Юля поглядывала на супругов и, казалось, чего-то ждала от них. Наконец, Стас не выдержал и, наклонившись к Юле, прошептал:

—А ты знаешь, Юль, Лена так боялась принять меня сзади, но, кажется, ей понравилось больше, чем мне. А я представлял, что я с тобой...

Юля улыбнулась Стасу, мол, как я могу тебе запретить быть с женой и чем могу помочь, если вы один от другого ни на шаг. А тут и Лена возмутилась:

—Что вы там шепчетесь?

—Он сказал,— Юля наклонилась к самому уху Лены и зашептала:— что его желание понравилось тебе больше, чем ему.

Лена смутилась, он выдает такие интимные вещи! Но это же Юле. Поэтому она тоже шепнула:

—Ты представляешь, да. В первый раз... туда... и так классно получилось! Заведена была донельзя,— она под столом нашла руку Юли и погладила ее.

Юля не смутилась, не покраснела, только чуть скользнула рукой по руке Лены и вернулась к обеду. Продолжать за столом разговор всем было неудобно, поэтому ели быстро, как на скорость. После столовой пошли за напитками, чтобы на море не отвлекаться на пустяки. Пока Стас расплачивался, Юля успела шепнуть Лене:

—Придем на море, возвращайся при любом удобном случае в номер, а я его отправлю куда-нибудь и — к тебе.

У Лены аж дыхание перехватило, и глаза заискрились благодарностью и счастьем: «Да, милая, ДА!!!»

На пляже — сразу купаться. Наплававшись вдоволь, вышли из моря, легли загорать. В карты играть не хотелось. Сам собой начал завязываться разговор о мужчинах и женщинах, о том, насколько различны их подходы к жизни. Вдруг Лена изменилась в лице:

—Стас, у меня голова болит, наверное, устала, перегрелась. Солнце такое жаркое.

—Ты окунись еще разок.

—Это тебе не утро — в воде не прохладнее, чем на пляже.

—А может, в тенек пойдем?— предложила Юля.

—Нет, спасибо, я — в номер, таблеточку, под прохладный душ и полежу, остыну. Не поможет — опять в душ.

—Как голова пройдет, приходи,— предложил Стас.

—Обязательно,— Лена с грустным лицом ушла, оставив парочку наедине.

Стас дождался, пока Лена скрылась из виду, и шепотом спросил:

—Это ты ее?— Стас понимал, что произошло невероятное. Никаких действий со стороны Юли он не заметил, но то, что это сделала она — он не сомневался.

—Угу,— дернув плечиком, сказала Юля.

—Но как?

—Какая разница,— Юля не хотела открывать своих секретов.

—Я ничего не понимаю, но мне кажется, я попал в какую-то переделку.

—Ты хочешь получить разгадку прямо сейчас?— серьезно спросила Юля.

—Пока нет. Но все так странно. Я не понимаю, что ты со мной творишь.

—Еще ничего,— улыбнулась Юля.

Минут через десять они поодиночке ушли с пляжа, в 308-й номер. Юле не пришлось долго ждать, она только успела расправить постель, как дверь отворилась. Стас быстро запер дверь, и, на ходу расстегивая рубашку, приблизился к Юле. Они слились в поцелуе. Юле хотелось начать как можно быстрее. Она стаскивала с него рубашку, потом, чуть высвободившись из его объятий, помогла избавиться от остальной одежды. Себя раздеть позволила Стасу. Он раздевал, целовал, ласкал, бережно положил на кровать и...

Юля никогда еще так не желала, как сейчас, хотелось отдаться так, как никогда раньше. Но Стас не спешил, он любовался Юлей, дразнил своими губами, руками, взглядом. Ей уже хотелось кричать, все горело внизу, требовало... Она раскидывала широко ноги, она пыталась прижать Стаса к себе, чтобы принять. И он осторожно провел рукой между ее ног и одним движением вошел. Юля инстинктивно подалась навстречу. Она чувствовала, как каждое его движение в ней включает невидимые механизмы, заставляющие все тело трепетать в диком возбуждении. Ноги дрожали неконтролируемо, с губ слетали стоны, она хотела, чтобы его член как можно глубже входил в нее. Она даже не поняла, почему так быстро получила первый оргазм. Но Стас не прекращал. За первым оргазмом последовал второй, который перекрыл по ощущениям первый. Юля уже плохо соображала, она хотела еще и еще. Она не понимала свое состояние, ей казалось, что каждая клеточка сама по себе получает наслаждение, и тело отзывалась на любое касание. После очередного всплеска Стас затих, и, не выпуская ее из своих объятий, лег рядом. Его рука снова скользнула между Юлькиных ног, и его пальцы погружались во влажную плоть. Было приятно, но Юля стала успокаиваться.

Наконец, она открыла глаза и увидела блаженное выражение лица Стаса:

—Ты так хотел?

—Если бы я мог себе такое представить,— слова у Стаса закончились, передать свои ощущения он не мог.— Ты — богиня!

А Юле снова захотелось. Она поцеловала его в губы, приподнялась и, положив Стаса на спину, целовала все подряд: шею, грудь, живот... Света говорила, что так приятно чувствовать свою силу и заставлять трепетать партнера от каждого прикосновения. Юля провела языком по головке члена, он дрогнул и потянулся вслед за Юлиными губами. И как ни странно, она не получила никаких отрицательных эмоций. От него приятно пахло сексом. Вот только-только он был такой мягкий, маленький, но с каждым движением наливался кровью, становился все больше, тверже, заполняя свободное пространство во рту.

Юля перенесла одну ногу через тело Стаса и села на него. Теперь она сама регулировала глубину проникновения. Стас держал ее сначала за талию, потом взял в руки ее груди. Он был на седьмом небе. Она старалась снова получить небывалое наслаждение, но что-то не давало. Увы... Больше Юлька не заводилась, как он ни старался. Не в силах ни сдерживаться больше, ни возбудить ее, Стас кончил, а она, отвернувшись, заплакала.

Стас был в недоумении, что случилось? Почему? Что не так? Но как разобраться в том, что не с тобой происходит? Юлька, конечно, поняла, что произошло, но объяснять Стасу ничего не хотела.

Да, она испытала что-то новое в самом начале. Ей в первый раз было так приятно с мужчиной... почти так же, как со Светой. И только благодаря ей, она смогла взять в рот. Не было бы Светы, никогда бы себе Юля такого не позволила. И какая же все-таки огромная разница между ощущениями, когда она целовала Свету, даря ей удовольствие и получая не меньшее сама, и когда она облизывает член, наслаждаясь властью над НЕНУЖНЫМ ей мужчиной. Много было этих «но», и каждое понемножку гасило удовольствие, наслаждение, пока сам процесс секса не превратился в обычное «трение слизистых оболочек».

А на четвертом этаже ее еще ждала Лена, которую Юля соблазнила по пути, и себе там уже такого накрутила, такого... Поэтому Юля и плакала, было горько и обидно, что повторить то, что было со Светой, можно с кем угодно. Но можно ли пойти дальше, возможно ли? Да еще и Стас доставал своими вопросами:

—Юленька, что случилось? Объясни.

—Да пошел ты! Противно все,— сквозь рыдания говорила Юля.

—Юля, перестань.

—Зря я это сделала. И не нужно было это ни тебе, ни мне.

—Но так классно получилось в первый раз.

—А во второй не получилось вовсе, и никогда больше не получится.

—Я в первый раз почувствовал себя настоящим мужчиной, способным на все. Мне никогда не было так хорошо.

—Оставь меня! Больше у нас ничего не будет. Никогда. Скажи Лене...

—Причем тут Лена?

—Она меня ждет в вашем номере... И тоже хочет меня. А я не хочу... Ничего! Никогда!

—Не понял, как это Лена тебя ждет? Ты ее за этим отослала в номер?

—Дебил!!! Вас же и за уши друг от друга не оттащишь. Я ее отослала, чтобы быть с тобой! Я думала, что мне это нужно.

Тут до Стаса дошел смысл этих слов. Он был взбешен. Стас поднял Юльку, повернул к себе, даже замахнулся. Но ее наглый, уверенный, спокойный, презрительный взгляд остановил его.

—Бей!— крикнула Юлька. Рука Стаса сама опустились, а ярость стала утихать. И вдруг Юлька совершенно спокойно сказала:— Может, так тебе легче станет. А мне, может, только этого и надо,— это Юля произнесла таким тоном, что Стасу стало не по себе, он понял, что с подобной беспристрастностью ему было не совладать. Это было слишком. Он отвел глаза.

—Ну, что? И на это не способен, да?— разочарованно спросила Юля.

Он сел в кресло и отвернулся, уперев голову в ладони, но через несколько минут снова повернулся к ней:

—Юля, давай, все забудем и начнем заново. Мне нужна ты. Я тебя прошу, пожалуйста.

—Прости,— отказалась Юля.

—Не надо. Не говори только, что это невозможно.

—Невозможно.

—Ты все можешь. Хочешь, поедем в Новосибирск, хочешь, я приеду в Москву? С Ленкой я, все равно, не смогу жить. Я с тобой не только хочу, но и смогу! Если бы ты знала, какая ты есть на самом деле.

—Я... я... я виновата перед тобой... Я использовала тебя,— Юля хотела любым способом избавиться от возникшей проблемы.— Просто сняла. Даже не купила. Хотя, вон там, на столике, кошелек, возьми, сколько хочешь, сколько заработал и проваливай.

—Юля, прекрати. Давай, поговорим,— Стас успокоился сам и не велся на ее открытые провокации.

—Не хочу.

—Мало ли что ты не хочешь. Тебе надо хоть с кем-то поговорить.

—О чем?

—О Свете. И о тебе.

—Нет больше Светы! Ты это понимаешь?! И не будет больше никогда. Понимаешь, Стас, все — абсолютная ерунда. И по сравнению с тем, что у меня было со Светой, у меня с тобой — ничего не было. И если бы не она, если бы ее не было в моей жизни, я бы даже этого не смогла. Я так себе противна.

—А еще была ваша игра в Американку.

—Ну и что?

—Она закончилась.

—И?

—Я хочу помочь тебе заполнить зияющую пустоту.

—Я не хочу.

—Сходи к Лене... если ты знаешь, что она тебя ждет. Может, она чем поможет. А я до ужина тут побуду, если ты не против, чтобы вам не мешать.

Юлька оделась и, посидев с удрученным видом минут десять, не говоря ни слова, вышла из номера и заперла дверь.

==========

Юля поднималась к Лене в номер, чтобы сказать, что ей уже ничего не хочется. Нужно просто отказаться. Лена... после Стаса. Ох-х-хх... связалась на свою голову. А говорить с нею? О чем? О Свете? Американке? Стасе? Не получится! Дверь в номер оказалась незапертой. Юля вошла и остановилась у входа. Лена поднялась с кровати, она была поражена. Лицо Юли, еще в обед такое веселое, превратилось в Танькино: абсолютно безжизненные, пустые и заплаканные темно-серые глаза. Лена подошла и, обняв Юлю за плечи, спросила:

—Ты снова плакала? Тебя кто-то обидел?

—Сама себя обидела,— не своим голосом произнесла Юля.

—Расскажешь? Нет, постой, не сейчас, а то снова будешь плакать,— Лена повела Юлю к кровати.— Знаешь, Юль, давай, я пожалуюсь. Может, это и не такие проблемы, как у тебя. Ты успокоишься, развеселишься и мне поможешь.

Юля только взглянула на Лену, в душе что-то еще перевернулось, и она кивнула. Мол, рассказывай, и слегка сжала руку Лены.

—Вот ты мне сегодня сказала спасибо. А я тебе хочу то же самое сказать. Ты вернула мне интерес к жизни,— бодро начала Лена.— Знаешь, как я старалась сегодня в карты играть, чтобы выиграть у тебя, у Стаса. И это только потому, что у меня появилась ты. Я так давно ни в кого не влюблялась. И я так хочу вернуть тебе все желания, которые ты мне подарила.

—Тебе они больше не нужны?— Юля не понимала, что происходит: «Лена влюбилась? Этого еще не хватало!!!»

—Какая разница, кто это желание произнесет? Ведь я же видела, как ты хочешь меня.

—А тебе не показалось?

—Показалось?!! Не может быть! Я вот сейчас лежала и думала, я же тебя так долго знаю. И, кажется, я хочу тебя с тех пор, как увидела. А после того вечера, когда ты нас приглашала, я только закрываю глаза и вижу тебя. Вижу и любуюсь. И так не хочется открывать их. Потому что лишь только я их открываю, ты исчезаешь, а на сердце остается тоска и пустота. Как я по тебе соскучилась, милая!

—Лена, прости меня, я понимаю, что ты хочешь сказать. Я неделю назад чувствовала то же самое. Только с одной разницей. Я открывала глаза, и она была рядом. Бедные вы мои! И зачем я родилась на этот свет? Ничего хорошего не могу,— слезы снова капали из Юлиных глаз.

—Ну, хватит, Юль! Знаешь, у меня предложение: сейчас не думай об этом. Ни обо мне, ни о Свете. Хорошо? У тебя в первый раз девушка была?

—Да.

—Я так и думала. А у меня — еще в школе. Я тоже влюбилась и тоже сломалась. Правда, до сих пор не понимаю, я или она. Но мучилась я долго — года два, пока ее не встретила. У нее ребенку было около полугода. Мы совсем не поняли одна другую, и с тех пор отпустило. Больше я не влюблялась до сегодняшнего дня, то есть до того вечера. Да, у меня было четыре девушки. Мужиков и не считала — еще менее интересно. Студенткой жила в общаге. В один год такие отрывные девчонки попались. Сначала смеялись на эту тему, прикалывались, потом, когда хотелось, «дарили Лизку» одна другой. Без ревности, привязанности. Знаешь, когда секса долго нет. Нет, я не оправдываюсь, просто хочу тебе рассказать, чтобы ты поняла. Это было на третьем курсе, раз в недельку, заберешься в кровать к подружке и орешь в подушку, пока стена не раскалывается от ударов. А потом так хорошо! Дня три — как летаешь.

—С девушками лучше, чем с мужиками?

—А если беременеть не хочешь? А если он в два раза тебя тяжелее? И кажется, что под каток асфальтный попала. Нет, не знаю, как тебе объяснить... Все зависит от настроя. Правда, я как нашла Стаса, так у меня никого и не было. Я, дура, считала, что семья — это святое. Да, не девочкой вышла замуж, но и он был не мальчик. И претензий не было. Только я до свадьбы веселилась в полный рост, а он и до, и после. Тут на днях признался, покаялся. И теперь у нас сложные взаимоотношения: то любовь в засос, то чуть ли не до развода. А у меня теперь есть ты!

—Леночка, пожалуйста, прости, я не смогу сегодня... Прости.

—Котеночек ты мой,— Лена, выпустив руку из своей, обняла и прижала Юлину голову к своей груди.— Ты же у меня совсем маленькая. Я тебе скажу, что поняла это, как только тебя в дверях увидела. А ты мне скажи, я тебе нравлюсь, как женщина?

Юля только прижалась к Лене и промолчала.

—Ладно. Ты меня еще не знаешь. Но скоро мы будем вместе. Это я уже решила.

—Лена, Леночка! Прекрати, пожалуйста, я сейчас снова заплачу.

—Нет. Не надо. Миленькая, прости... Это я завелась, никак остановиться не могу.

—Ты хочешь меня, понимаю. Секса хочешь, как я хотела. А любовь, она вообще возможна?

—Знаешь, Юль, я бы могла тебе соврать, что да. Что я тебя люблю без памяти, что я не могу жить без тебя. Да, могла бы и могу, но, не буду. Ты мне, все равно, не поверишь, да и я боюсь этой любви, и я не знаю, что потом нам делать, если она у нас появится. Да, я хочу тебя. Это — единственная правда. Остальное — может просто накрутила, просто наврала себе. Хотя, кажется, я уже влюбляюсь в тебя по-настоящему, иначе такого я никогда не сказала бы тебе. А сейчас хочу и говорю, что хочу тебя, что хочу тебя любить.

—Леночка, ты знаешь, я перед тобой так виновата! Прости.

—Хватит! Я простила.

—Но ты даже слушать не хочешь, в чем?

—Не хочу. Этого я как раз и не хочу.

—А я тоже так не могу. Я на твоей груди сейчас чувствую себя, как карась на сковородке. Мне больно. И я тебе кое-что должна показать.

—А что я еще не видела?— возмутилась Лена, но отпустила и больше не прижимала Юлю к себе.

—Ты же меня совсем не знаешь. Ничего про меня не знаешь, я не заслуживаю тех слов, которые слышу от тебя. Ты во мне скоро разочаруешься.

—Юленька, перестань!

—Пойдем, я кое-что тебе должна показать, иначе... иначе,— из глаз Юли снова закапали слезы.

—Перестань плакать! И далеко идти?

—В 308-й.

—Надолго?

—Не думаю, но как захочешь.

—Пошли, только быстро. Я и переодеваться не буду.

==========

Юля открыла дверь 308-го номера и, отстранившись немного, пропустила вперед Лену. Первое, что та заметила, была распахнутая и смятая постель. Лена прошла в комнату и чуть не задохнулась от увиденного: в кресле, рядом с окном, сидел Стас. Встретившись со спокойным взглядом мужа, Лена быстро собралась и, с трудом сглотнув воздух, обернулась к Юльке.

Юля улыбнулась одними губами и снова стала серьезна:

—Ты... понимаешь,— еле пролепетала она.

Тут до Лены стало доходить. И это было ужасно. Значит, она была с ним?!! Значит, все это было специально задумано с самого начала? В номере повисла полная тишина. Стас ожидал чего угодно, но реакция жены была совсем неправильной:

—Да... да... Ты права. Я поняла... Только скажи, зачем?

Юлька недоуменно посмотрела на нее. Поэтому Лена продолжила:

—Хотя, я все понимаю, и даже нашла тебе оправдание. И знаешь, что я сделаю?— Лена говорила это Юле, скользя безразличным взглядом по Стасу. А когда тот поднял свой взгляд, Лена перехватила его и сразу же сменила решение:— Нет, устраивать представление для этого...— и взяв Юлю за руку, сказала:— Пошли!

Уже в 405-м Лена, присев на кровать, смотрела на Юлю, стоявшую посреди комнаты.

—Вот, Юль, ты этим думала сделать мне больно,— Юля молчала.— Но не сделала. Странно. Любая на моем месте тебе волосенки драть бы начала, а я, представляешь, не хочу даже ругаться. Странно, влюбляюсь все сильнее. Это правильно, с таким грузом секса не могло получиться. Я тебе хочу сказать, что я тебя простила. Даже не так, мне тебя не за что прощать, я определилась со Стасом. Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы. Ты как считаешь?

—Я согласна.

—На что?

—На все. Нет человека...

—Это не про тебя.

—Про меня.

—Прекращай! Так ты будешь сегодня со мной?

—Да.

—Ты можешь?

—Да.

—Нет, это все — дурацкие вопросы. Ты хочешь?

—Нет. Я ничего не хочу, кроме как: нет человека...

—Э-э-э... Подожди, сейчас попробуем. Давай, быстренько раздевайся и иди сюда. Есть такой способ решения проблем,— Лена быстро сбросила халатик.

Юля с отсутствующим выражением лица разделась, бросая одежду на пол, подошла к Лене, та взяла ее за ягодицы и притянула к себе. Она целовала ее живот, но Юля не реагировала. Лена положила ее на кровать и теперь пыталась хоть как-то расшевелить. Она и нежно целовала, и прикусывала легонько, и нагло лапала. И НИЧЕГО... ничего не получалось. Прошло минут сорок, Лена, уже вся мокрая от приложенных усилий, подняла голову и увидела, что Юля плачет. И такая злость взяла Лену. Вот так захотелось... Она сильно ущипнула Юльку за ногу. Юля негромко вскрикнула. И почти сразу же Лена услышала голос Юли:

—Прости, я больше не буду. Я не ожидала. Прости.

Тут и Лена не выдержала: она села на кровать и сама расплакалась.

—Может, давай я?— как из тумана донесся до Лены голос Юли.

—Что?— переспросила Лена.

—Тебя... поцелую... изнасилую...

—Нет. Не надо... пожалуйста,— всхлипывая, сказала Лена,— Давай успокоимся и поговорим.

—Давай,— Юле больше ничего не оставалось делать, она же только за этим сюда и пришла.

—Что случилось? Тебе не нравится?— пыталась выяснить Лена.

—Нет,— сказала Юля и покачала головой.— Мне больше ничего не нравится. Вот такой парадокс. Я научилась делать все, но больше ничего не хочу. Вот сегодня стоило мне только захотеть мужика, как сразу появились вы. Я даже не поняла, как довела вас до этого, но повернуть назад было выше моих сил. Да и не хотела я. А с каждым шагом загонялась все дальше, да и вы тоже — оба...

—Юля, а что он у тебя делает?— Лене показалось, что Стас даже был не удивлен, увидев ее.

—Ждет ужина.

—Не поняла.

—Он сказал, что если я не хочу с ним говорить... может, с тобой получится. До ужина он нам мешать не будет.

—Он знал, что ты ко мне пошла? Именно за этим...

—Да, я ему сказала, что ты меня ждешь, хочешь... Я была не права? Он тоже предлагает бросить все, жить со мной... как и ты. Только я не могу...

—Юля... что ж ты делаешь?

—Пытаюсь с тобой поговорить. А знаешь, Лена, я тут подумала. Вы же подходите один другому.

—Его для меня больше не существует.

—Только потому, что вы мне под горячую руку попались?

—Если бы только тебе. Ему же стоит только увидеть юбку...— сказала Лена и замолчала надолго.

—Ты чего?

—Да так... Когда мы от вас пришли, мы же с ним договорились, что как только он изменит, он сразу же мне доложит, а я... Я его выпорю... А потом позвоню ей, скажу... во что вылилось их удовлетворение потребностей.

—Лена, я готова расплатиться за нас обоих, если тебе это поможет.

—На что готова? Не пугай меня.

—На все... Понимаешь, Лена, ты же его когда-то любила или хотя бы он тебе чем-то нравился. Как и я любила Свету совсем недавно. А ведь неважно, она уехала, или он тебя ждет в моем номере. Любовь закончилась. Больно. Жить не хочется. Да и не можется. Он предлагал заполнить пустоту, которая образовалась, когда ушла Света, когда закончилась наша Американка. Но мне не надо. Мне ничего не надо. Договорись с ним. Вы же не чужие, у вас дочка...

Лена долго-долго молчала, потом собралась с силами и сказала:

—Я не понимаю, зачем он мне нужен, тем более, теперь... Так, хватит! Не хочу,— упорствовала Лена, надув губки.

Тем временем Юля уже все обдумала, она другого и не ожидала. Лицо Юли приобрело спокойный вид, и она неторопливо стала рассказывать, как бы для себя:

—Да, конечно, все правильно. Я не могу принимать за тебя решений. Ты меня уговорила,— очень серьезно сказала Юля.— Я все поняла. Ладно. Прости меня. Я решила,— в голосе Юли зазвучали стальные нотки,— у меня только один вопрос к тебе остался. С собой ты будешь решать сама. Это твое право. До ужина он побудет со мной. Если мне удастся найти, чем мне жить дальше, то все будет нормально, и, скорее всего, я его отпущу. Ну, а если у меня не получится, мне тебя освободить от него?

Лена подняла свои глазки и уперлась в непробиваемую стену этого безжалостного пустого взгляда, от которого тянуло могильной сыростью. Губы Лены непроизвольно задрожали. Она, с трудом выговаривая чуть ли не по слогам, спросила:

—Ты что собралась сделать?

—Есть человек — есть проблема.

—Что?!!— чуть не крикнула Лена.

—Ты только повтори, что он тебе не нужен, и будешь свободна от него, как и от меня.

—Ты не сделаешь этого!!!

—Он сделает. Я попрошу у него одно желание. Десять секунд и все проблемы решены одним действием.

—Юля!!! ЮЛЯ!!! Не пугай меня!— чуть не кричала Лена.

—Вопрос уже решен.

—Не делай этого, пожалуйста! Я прошу тебя!— Лена рассыпалась перед этим беспощадным взглядом.— Хочешь, я перед тобой на колени стану?— Лена спустилась с кровати и стала на колени. Но это не произвело на Юлю никакого впечатления.

—Но он же может вернуться к тебе, было бы только твое разрешение.

—Я не про него, я про тебя!!!

—Меня уже нет,— спокойно произнесла Юля.

Лена больше ничего не могла сказать, она как онемела. Прошло минут десять, прежде чем она смогла произнести хоть слово.

—Юля!— позвала Лена.

Юля перевела взгляд из пустоты на стоящую перед нею плачущую Лену. Но это был взгляд Медузы Горгоны, от которого немело не только тело, но и мысли, поэтому Лена быстро опустила глаза, не выдержав и секунды этого взгляда.

—Есть хоть какая-то надежда?

Юля молчала, она все уже сказала. Лена решила спросить по-другому:

—Так ты считаешь, у меня может с ним что-то получиться?

—У тебя есть шанс. Хоть он и невелик, где-то один на миллион. Нужны же два желания: твое и его. А свою вину я даже отработать не могу — ты не хочешь... Прости.

Лена уронила голову на колени Юльки. Они показались ей холодными, как лед. Испугавшись этого, Лена решилась:

—Уговорила. Пойдем. Я хочу попробовать.

Они молча поднялись, оделись и пошли в 308-й. Дверь, как они и оставили, была незапертой. Стас сидел, все в той же позе, как они и оставили его. Он только заметил, что обе его девчонки стали еще мрачнее. Сейчас что-то будет... Лена, подойдя к нему, сказала:

—Стас, ты помнишь, обещал... как только изменишь... Ты же не против? До ужина.

—Да конечно. Я тебе должен был все рассказать. Я только не успел. Тебе Юля раньше доложила. Юля, ты специально так решила, чтобы я ничего не мог для тебя сделать?

—Чтобы вы оба не могли. Вам жить... развлекаться...— Юлька улыбнулась одними губами, потом достала из шкафа пакет и, вручив его Стасу, сказала:— А это вам подарок от меня. А как закончится ваша Американка, вы и обсудите, как без нее жить. Простите меня еще раз, если сможете...

Содержание романа Следующая


Николай Доля: Без риска быть непонятым | Проза | Стихи | Сказки | Статьи | Калиюга

Библиотека "Живое слово" | Астрология  | Агентство ОБС | Живопись

Форум по именам

  

Обратная связь:  Гостевая книга  Форум  Почта (E-mail)

О проекте: Идея, разработка, содержание, веб дизайн © 1999-2002, Н. Доля.

Программирование © 2000-2002 Bird, Н.Доля.  


Материалы, содержащиеся на страницах данного сайта, не могут распространяться и использоваться любым образом без письменного согласия их автора.